Форум » "Перечитывая заново" » 2009 год (продолжение) » Ответить

2009 год (продолжение)

Лагуна: 19 февраля 2009 Человек идущий Дверь в большое кино Андрей Соколов открыл еще студентом. Фильм «Маленькая вера» сделал его знаменитым. И, между прочим, привлекательным для Голливуда. Но актер фабрику грез обошел стороной. Кто знает… Первый фильм – «Она с метлой, он в черной шляпе»… Я помню даже запахи, которые были на съемочной площадке. Грандиозный эмоциональный кайф, дикий восторг! Знаете, как у щенка, который дрожит и чумеет от запахов, выходя на улицу. Конечно же, если сравнивать с сегодняшним днем, то разница большая. Эта история о том, что знание – не всегда сила. Теперь на съемках я экономлю энергию, на общем плане не выстреливаю полностью, сохраняю силы для крупного, появляются своеобразные штампы. Люди из Роскино недавно спросили меня: «Андрюха, что же ты, когда на тебя была заявка из Голливуда, никуда не поехал?» Я был в шоке – я не знал. Оказывается, моя карьера могла бы сложиться иначе. Как, впрочем, если бы не снялся в «Маленькой Вере». В моей жизни получился очень большой трамплин. Стартовать можно было с более низкой точки, но я все равно достиг бы того, что у меня есть… Хотя кто знает… Даже если бы я в своем огороде другую бабочку поймал, все могло бы сложиться по-другому. Помните, был такой фильм? Произвели вычисления и пришли к выводу, что атомной войны не было бы, если бы когда-то не убили одного червяка. Фильм строился на том, чтобы этого червяка спасти… Ты ничем не рискуешь Однажды в девятом классе случайно попал в Щукинское театральное училище к Катину-Ярцеву. Посмотрел на то, что там происходит, и сделал наглый вывод: я точно не буду хуже, чем студенты. Но все же театр для меня был какой-то другой планетой. Окончательно осмелел я, когда увидел выпускной спектакль курса Катина-Ярцева. Это был Шекспир. Один из студентов, практически актер, шланговал. И мы с другом подняли хай, возмущались сильно, и Катин-Ярцев нас запомнил… Прошло время, и я поступил в Щукинское на курс Ставской. Хотя мысль о том, чтобы стать актером, я отгонял много лет. К тому же считалось: надо получить твердую профессию. Я получил твердую профессию – окончил Московский авиационно-технологический. Эта корочка стоит на полочке уже много лет. Но все, что происходит в жизни, рано или поздно превращается в бесценный опыт. МАТИ дал мне самодисциплину. Когда я еще учился в школе, а потом в авиационном институте, студенты актерских вузов для меня были небожителями. Я об актерской карьере и думать боялся. Поступил в театральный вуз, когда мне хватило смелости, послушав совет своего приятеля: «Попробуй, ты ничем не рискуешь. По крайней мере не будет жалко, что ты не попробовал!» Опять же, встреча с кино – случайность, когда поехал провожать на киностудию Горького девушку и получил приглашение на пробы. Все гораздо сложнее – от одной маленькой встречи к другой идет накопление информации. Опыт маленьких встреч может быть гораздо важнее, чем встреча с одним потрясающим человеком. Но из таких странных подготовленных свыше случайностей состоит жизнь. Депардье снимается везде К финишу приходят самые выносливые, а не самые талантливые. Главное – не сойти с дистанции. Актерство – одна из профессий, где можно сгореть на старте, а можно идти до конца… Даже если ты идешь маленькими шажками, смотришь в правильную сторону, можешь добиться в результате многого. Количество тоже важно. Есть закон сохранения энергии, и количество часто переходит в качество. Я очень благодарен Васе Пичулу, режиссеру «Маленькой Веры», который на заре моей карьеры помог советом. Он сказал: «Андрюха, смотри: Депардье снимается везде. Если ты будешь сидеть и ни хрена не делать, потеряешь профессию. Ты, конечно, можешь быть гордым и голодным и ждать великих ролей, но можешь брать все, что дают, даже незначительное, и стараться сделать из этого все что хочешь». И я пошел по этому второму пути. Старался вытаскивать какие-то даже на первый взгляд никчемные вещи. Вот так… Помните – дорогу осилит идущий? Я человек идущий. Женского внимания хлебнул Мне говорят, что после «Маленькой Веры» я стал секс-символом и купаюсь в женском внимании. Я вам открою тайну. Еще до этого фильма я играл в хоккей и с телевидением был знаком по разным программам, в том числе «А ну-ка, парни!», поэтому женского внимания хлебнул и до этого. Женское внимание – это всегда и награда, и испытание. Сейчас в процентном соотношении 50 на 50. Время идет, и было бы странно, если бы в оценках ничего не менялось. Я понимаю, что при взгляде на меня приходят мысли: что у него, наверно, были какие-то отношения с женщинами. (Смеется.) И опять же, на сегодняшний день мой взгляд на женщин изменился. Сегодня я считаю, что рядом должен быть человек, который тебе очень дорог. И он один может тебе заменить всех. А раньше все было по-другому… Любовь к жизни нельзя разделить на составляющие: интерес к работе, любовь к близким. Я не смог бы ответить на вопрос: какие вам нравятся женщины? Е-мое! 90–60–90? Так вопрос не стоит. Все разобрать по деталям невозможно. Когда деревья были большими Я был маленьким, когда мы жили на улице Димитрова, сейчас это Якиманка. Как раз в том месте, где стоял наш деревянный дом, построили «Президент-отель». Сознательная жизнь, можно сказать, началась в Чертаново, в обычной, ничем не примечательной девятиэтажке. Там теперь живет моя мама. Самое яркое детское ощущение – ощущение защищенности, когда можно спрятаться в мамины коленки, которые вспоминаются почему-то всегда в капроновых чулках. Мне нравилось по ним шебуршать… У меня было очень счастливое детство. Все хорошее у меня исключительно от мамы. Потому что воспитанием занималась в основном она. Я вообще был маменькин сыночек. Сейчас я понимаю, что это хорошо. Несмотря на то что мама с отцом были импульсивными людьми, часто ссорились и даже расходились, они очень друг друга любили. Я был под колпаком их любви и сберегаемости. А сейчас мы с мамой поменялись местами. Я ее опекаю. Хотя она попрежнему учит меня, как все мамы: регулярно питайся, спи, отдыхай, не снимайся много. Я ее слушаюсь: не снимаюсь, питаюсь и не болею. О дедах и прадедах подробностей выяснил не много. Знаю, что по отцовской линии были как революционеры, так и люди дворянских кровей… Мой дедушка Матвей по маминой линии воевал у Буденного. Дед был простым работягой. Человек старой закалки, работал на износ. Стремился, чтобы дома было хорошо. Но все равно семья жила достаточно бедно и тесно. Было шесть человек детей – мама и ее сводные братья и сестры (мамина мама погибла в эвакуации, и дед женился второй раз). Спали на полу под столом. До сих пор сохранился тот домик на Третьяковке. Я там часто бывал в детстве. Потом дом забрали под офисы. Именно в доме деда я ощутил, что такое клан в хорошем понимании этого слова. Я был одним ребенком в семье, и своих двоюродных братьев и сестер воспринимал как родных. Дом и семья для меня были и есть самым важным в жизни. Что нужно, чтобы стать Брежневым? В детстве мне хватало того, что у меня есть. Игрушек было не много, но они все были любимыми. Например, оранжевый плюшевый мишка, который теперь стал моим талисманом. Или затертая до дыр книжка «Непоседа, Мякиш и Нетак», которую я прочитал, наверно, раз пятьсот. Теперь она стоит на почетном месте. Сильные желания появились, только когда я подрос. Еще до школы я осознавал, что детям положено о чем-то мечтать. И я, как принято, мечтал быть космонавтом. А однажды выпендрился и спросил: «А что нужно для того, чтобы стать Брежневым?» Чтобы взрослые подумали, что я продвинутый ребенок. На самом деле меня интересовали бальные танцы. Я танцевал до восьмого класса. Причем уже по классу С. Был призером Москвы. Но как-то за один год вырос на 15 сантиметров и сильно раздался в плечах. А в те времена ценили хрупких и тоненьких партнеров. И я ушел в карате. Тогда это было очень модно. Еще в хоккей играл всю жизнь. Была «Золотая шайба», потом «Авангард», а потом «Крылышки». Плавал, стрелял, ездил на машинах, писал стихи с 6 лет, ходил в музыкальную школу и прыгал с парашютом. Когда увлекся фотографией, увеличители стояли по всему дому. В школьном УПК я получил свою первую профессию – слесаря-сантехника. Когда в старших классах начал буквально бредить машиной, я стал работать, копил деньги. На лето ездили с отцом на БАМ, проводили тепло в дома. Платили нам хорошо – у меня был высокий 5 разряд. Там я и заработал на свою первую машину – подержанные «жигули». Чеки в «Березках» менял, продавал джинсы, содержал автомойки… А вообще уже с 15 лет не брал у мамы ни копейки. И купил ей с первых заработков стиральную машину. Если говорить про ту же сантехнику, этот опыт прошел не зря – мне нравится что-то делать своими руками. Не обязательно в этой области – в любой другой, именно такой грубый простой физический труд мне в кайф. Я думаю, любое занятие в жизни приходит не просто так. Я очень люблю жизнь, а она быстро проходит, вот и хочется успеть узнать, попробовать как можно больше. Вот та-а-акой таймень! Впервые охотился в 17 лет на БАМе. Вообще-то мы поехали на рыбалку, но прихватили с собой ружье. Мы переправились на островок, на котором было огромное количество глухарей и рябчиков. По-моему, я подстрелил штук шесть птиц. Сел в лодку и решил забросить мыша – такую пробку от бутылки, обшитую кроличьим мехом для приманки рыб. Практически сразу лодку развернуло и потащило на глубину. Скорость – как на катере. У меня было заряженное ружье, и когда всплыла широкая спинища, я выстрелил. Руки тряслись. На берегу ребята спрашивают: ты стрелял? Я говорю: да. Они: смотри, твой выбросился на берег. Это был таймень метр пятьдесят в длину. Такая у меня была самая первая в жизни охота. С той поры каждая охота в жизни – это счастье. Хвост должен стоять Конечно, опыт прожитого наносит отпечаток. Перестаешь удивляться. Но над этим-то и нужно работать. Надо быть готовым к тому, что в жизни может случиться что-то удивительное. Вот сейчас солнце вышло, и этому уже можно удивляться. Вот это кайф. Возможность удивляться, ощущение любви к жизни нужно в себе воспитывать. Хвост должен стоять… Я удивляюсь неожиданным результатам. Например, я с товарищами поплыл на яхте на Волгу большой компанией и понял, что путешествие на воде с людьми, которые тебе близки, – это офигительно. Никогда в жизни я не отдыхал так, как отдохнул за эти 3-4 дня. Фантастика. Вообще на земле масса удивительных мест, где мне хорошо и спокойно. У мамы есть дача, 6 соток. Соседей я там знаю всех как облупленных. Там на самом деле покой… После одного глотка дачного воздуха ощущение, как будто мне вкалывают снотворное: я падаю на кровать и засыпаю… Практически то же самое происходит, когда я приезжаю к маме в Чертаново, в свою комнату, где я вырос. Отключаюсь, стоит мне коснуться диванчика, на котором я спал, когда учился и в школе, и в институте… Обои там еще с тех времен – в коричневый кирпичик. Я сам их клеил, когда делал ремонт еще школьником… Мне хорошо в Березовке, где мы снимали блок «Адвоката». И за рубежом много отличных мест, где я отдыхаю душой. Например, Израиль – там бываю очень часто. Это удивительная страна. Я не понимаю, как можно Эрмитаж пробежать за два дня. То же самое и с Израилем. Там есть уникальные вещи. Наверное, во мне еврейские корни заговорили, которых нет. Хочется чего-то неизведанного Жизнь – это паутина, где вместо нитей лабиринты. И есть высший выход. К сожалению, часто мы ходим по кругу. Есть хлеб с колбасой – и хорошо. А с другой стороны – хочется чего-то такого, неизведанного. Я такую для себя открыл вещь. Мне казалось, что чем старше человек, тем он больше знает и тем меньше ему остается для познания. Оказывается, чем старше, тем большие горизонты открываются для познания. Знаете, какая штука… Есть высшее какое-то желание, как у многих людей на самом деле, – все бросить и заниматься только духовной жизнью. Но я не могу этого себе позволить. Это похоже на ситуацию, которая сложилась у меня с актерством. Когда подходил к театральному вузу, у меня температура поднималась, сердце из груди выскакивало. А сейчас я впадаю в такое состояние, когда думаю о том, чтобы все бросить и уйти из социума. Но я так же боюсь об этом признаться сейчас, как когда-то боялся признаться сам себе в желании стать актером. Чтобы глубже понять актерскую профессию, так называемую психофизику, ну и жизнь, я в свое время поступил в Академию белой магии. Но убедился, что эта академия – способ выколачивать деньги из таких вот лохов, как я. Хотя безусловно есть то, что принято называть другим миром. Такой собес Когда из Гильдии киноактеров в 2005-м уходил Сергей Жигунов, мне предложили стать ее президентом. Я привел с собой профессиональную команду менеджеров, которые готовы были сделать так, чтобы гильдия стала богатой и значимой. Но на одном собрании мне задали вопрос: а зачем нам это нужно, у вас же есть богатые друзья? В тот момент для меня все закончилось. Думаю, наличие богатых друзей было единственной причиной, по которой меня туда позвали. И это в корне расходилось с моими мыслями, потому что я действительно пришел тула работать… Сейчас гильдией руководит Боря Галкин. На сегодняшний день эта организация занимается нужными делами – похоронить кого-то, помочь. Такой собес. Но это не есть гильдия. Это другая структура, хотя, конечно, необходимая и полезная. Запасной аэродром Смысл жизни прост. Он в самой жизни. Мы все на этой земле такие случайные путешественники, и то, что здесь происходит, забавно и приятно. И надо уметь не только работать, но и жить полной жизнью. Ведь профессия – это не все. Это только часть айсберга. Нужно правильно распределять время и говорить: время остановиться и передохнуть. Нужно научиться вовремя говорить «нет» и отказываться от лишних предложений. Знаете, жадность существует у каждого актера. Жадность и надежда, что он сможет из не очень интересной истории сделать что-нибудь хорошее. Но это иллюзия. Как показывает практика, из хорошего сценария можно сделать плохую историю, но никогда из плохой истории не получится ничего путного. Сегодня я рад, что сам могу быть генератором и идей, и историй. Мне в этом плане стало как-то спокойней. Не нужно гнаться за уходящим поездом. Я могу сам что-то придумать, сам что-то сделать. И я уже человек счастливый. Но все равно извечная актерская болезнь «а вдруг занятости не будет» не пройдет никогда, хотя в чем-то я создаю себе запасной аэродром. Хочется иметь гарантию стабильного завтрашнего дня. В моем понимании бизнес – когда люди покупают самолеты, пароходы. А мой бизнес для поддержания штанов. Пытаюсь продюсировать кино. Еще и президент своей туристической компании «Континент». Также член попечительского совета общественного фонда «Президент». У меня жизнь большая, заниматься приходилось много чем. Две ветви Режиссура – это не запасной аэродром. Она, можно сказать, необходимость. С актерством это две ветви одного дерева: режиссура – это тоже зависимость. Снял около 10 фильмов из цикла «Адвокат» и полнометражный фильм «Артефакт». Премьера будет не раньше октября-ноября. Немного страшно. Но надо же когдато это делать. Когда я учился на режиссерских курсах, понимал, что буду снимать, и к этому шел. Все логически нормально сложилось. Но актерство я не оставил. Вот в Киеве закончились три работы: комедия положений «Заходи – не бойся, выходи – не плачь», мелодрама «Оттепель» и драма «Гувернантка». Она мне очень на душу легла. Еще в Москве снимаюсь в мелодраме «Я предпочитаю свадьбу» и в «Андалинском проекте». В «Ленкоме» играю в спектакле «Пролетая над гнездом кукушки». Катается моя «Койка». В Театре музыки была замечательная премьера по мотивам пушкинской «Метели». 3 и 4 ноября будет продолжение. Ангел-хранитель Мне кажется, до 33 лет у каждого человека есть ангел-хранитель. Он позволяет баловаться, дает фору, но при этом изредка демонстрирует, что жизнь на самом деле висит на волоске. У меня долгие годы было абсолютное ощущение того, что ангел со мной всегда. Я творил хрен знает что, и мне все сходило с рук. Был на грани много раз. Но потом эта гора авансов была исчерпана, и я понял, нужно думать своей головой, ведь каждый день может быть последним. Улетая с отцом с БАМа, я почувствовал, что этого делать нельзя, соврал папе, что забыл закрыть дома дверь, и в итоге мы не попали на самолет – который попал в аварию. В фильме «Наш человек в Сан-Ремо» я играл «афганца», которому предстоит операция. И через некоторое время попал в больницу с точно такой же операцией. Самый невероятный момент абсолютного счастья – это когда у меня наступила клиническая смерть во время операции. Я летел по коридору и видел неземной свет. Это ни с чем нельзя сравнить, неземное ощущение… Еще был замечательный момент, когда меня впервые утвердили на картину, я ощутил, что что-то в профессии да значу... Вообще система координат, где основные пункты «самый счастливый» или «самый лучший», – совершенно не моя. Стакан воды в момент, когда хочется пить, может быть в сто раз лучше сока или вина. Когда в жуткий мороз на пустынной дороге сломалась машина, то лошадь или «запорожец», проезжающие мимо, в сто раз лучше «мерседеса», в котором ты едешь в теплый день. Так что о самых счастливых моментах рассказывать трудно, трудно сравнить… Однажды я пошел на рыбалку и заблудился, как ежик в тумане. Это была фантастика. И я имел неосторожность от восторга покрутиться на месте несколько раз и провести эксперимент, смогу я найти дорогу или нет. В итоге до нужного места вместо пяти минут я шел сорок. Ощущение было как в космосе. Пространство утратило границы. А когда чувствуешь, что на грани, нужно себя спасать. Отвлечься. Железо покачать. Как-то мудрее сразу становишься. Я не принадлежу к людям, у которых есть стандарт приведения мыслей и чувств в порядок. Единственное, что я знаю наверняка: от тяжких мыслей можно уйти. Гораздо легче, когда ты в движении, когда занимаешься делом. Даже если не хочется двигаться, нужно встать. Когда ты сдут, как мячик, – поднять себя за волосы и погнать куда-то, например взять в руки тряпку и помыть машину. Нельзя давать себе возможность погружаться в это страшное состояние, нужно горе и трудные мысли из себя вышибать. И тогда будет все хорошо. Я вообще часто себе говорю: все хорошо. Так себя программирую. Страхи Больше всего в жизни я боюсь быть беспомощным. Потому что все остальное можно попытаться исправить… У меня было больше 15 общих наркозов. Понимаете, что это такое? Были ситуации, когда выходишь на улицу и говоришь себе: пошли ножками, пока ходят ножки. Потому что ножки могли не ходить. Поэтому все жизненные критерии для меня настолько смешны. Беспомощность – это ужасно. Видимо, поэтому самым большим наказанием считается, когда господь лишает разума. Это, наверное, правильно… Страхов у всех людей предостаточно. Они сопровождают нас всю жизнь. Это нормально. Когда был маленьким, боялся находиться в квартире без мамы и папы. Еще темноты и того, что меня могут забыть в магазине: однажды оставили… А страх быть одному дома тоже, кстати, был не беспочвенным. Однажды, когда родители сильно задержались, кто-то пытался залезть к нам в квартиру. Я смотрел в замочную скважину, и кто-то через скважину смотрел на меня. Я вызывал милицию, плакал на балконе. Все это было… Все меняется. Сначала я боялся драться, потому что маленький и слабый. Потом – из-за страха кому-то что-нибудь сломать или, не дай бог, убить... Если говорить о самом большом страхе на сегодняшний день, он преследует меня давно, он всегда со мной – я боюсь потерять родителей. Я знаю: что бы я ни делал, страшный день, когда я стану сиротой, настанет. В моем спектакле «Койка» есть очень хорошие финальные слова: «Пока родители здесь, мы ощущаем себя детьми. И только когда они уходят, осознаем, что мы остались одни». Так что по большому счету сегодня я большой и счастливый ребенок. Беседовала Наталья Николайчик, журнал «Интервью» www.video.ru/interview/entry/1639

Ответов - 134, стр: 1 2 3 4 All

Клепа: Другая пишет: Я бы, например, очень хотела бы научиться у Алексеича так кратко, умно и остроумно, да и ещё тактично отвечать на всякие вопросы-допросы... а это довольно просто - придумайте себе "легенду разведчика" - и ответ абсолютно на любой вопрос сворачивайте к ней... из серии - "А еще в Африке есть лягушки" или как у ААС - "про личную жизнь не рассказываю, служу в Ленкоме, к интернетовским сайтам отношения не имею, к поклонницам отношусь с опаской"...

Голос Ветра: Другая пишет: Ну почему же. Может корову и правда решил купить... Тока вот никак идеальную не может найти Да, да, идеальную, такую, чтоб ,когда в отъезде, на картины смотрела без претензий

Другая: Клепа пишет: а это довольно просто - придумайте себе "легенду разведчика" Да... стоит подумать над вашим предложением, в нем есть доля правды Правда-правда, хорошо подметили тактику нашего "хоккеиста"... Помните - "вижу поклонницу и... корпусом – влево, а сам – вправо"...


Льдинка: Мышка пишет: А вот бы увидеть картину .. Всем, привет! Речь, видимо идет об этой картине: Данные Автора приведу позже, надо поискать. Ее страничка, видимо закрыта.

Мышка: Здорово ! Лицо конечно , трудно хорошо рассмотреть издалека, но поза , руки, перелив ткани выписаны вообще замечательно... Спасибо, Льдинка

Другая: Спасибочки, Льдинка!!! Давно сама хотела посмотреть на это портрет)

Льдинка: Андрей Соколов: «Главное в кино – умение ждать» Андрей Соколов в особом представлении не нуждается — это один из самых востребованных на сегодняшний день актёров. После того как в конце 80-х на экраны вышел фильм «Маленькая Вера», за актёром закрепилось «звание» российского секс-символа. С Андреем мне удалось встретиться на съёмочной площадке сериала «Адвокат» — актёр на протяжении семи сезонов играет в нём за-главную роль. Съёмки проходили в нашем городе, в одном из живописных мест — рядом с городским парком. Администратор сериала Павел Азрилевич пообещал, что в перерывах между дублями актёру можно будет задать несколько вопросов. Вместе с коллегой с королёвского радио мы терпеливо ждали, когда настанет «час икс». Актёр — надо отдать ему должное — не заставил нас ожидать долго. Выйдя из трейлера-гримёрной, сам подошёл к нам и спросил, не замёрзли ли мы, не хотим ли чаю. «Звёздности» я в нём не увидела ни капли. Интеллигентный, спокойный, вежливый, он ответил на все наши вопросы. — Андрей, известно, что в некоторых сериях «Адвоката» вы не только играли главную роль, но и выступали в качестве режиссёра. Как вам удавалось это совмещать? — Это не так сложно с технической точки зрения — с моей стороны была более тщательная подготовка, больше тратилось времени на подготовительный этап для моей работы в кадре. Иногда для развода сцены приглашались статисты. А вот чисто физически мне было, конечно, непросто — я уставал. Быть режиссёром и актёром одновременно — это достаточно большая нагрузка. Те серии, которые снимаются в вашем городе, режиссирует другой человек. В новом сезоне у сериала будет иной формат: если ранее он был 12-серийным, то теперь в нём 18 серий. Фильм ожидается более плотным, динамичным и, надеюсь, более интересным. — Наблюдала за вашей актёрской работой на съёмочной площадке. Одна и та же сцена снимается, по- моему, уже пятый раз. Получается, вы 5 минут работаете в кадре, а четверть часа и более, когда решаются чисто технические вопросы, находитесь в ожидании. Вас как творческого человека это не выводит из себя? — Нет, ведь это часть профессии. При съёмках кино что самое главное? Умение ждать. Да, кадр выстраивают долго, снимают сцену не с первого дубля, но таковы законы жанра. Например, эти две серии мы снимаем 15 дней, а на телевидении это займёт час эфирного времени. — Андрей, вы играете роль адвоката Зимина на протяжении нескольких телесезонов. Вам удалось создать образ честного, порядочного, неподкупного героя — образ, безусловно, положительный. Меняется ли ваш герой от сезона к сезону? — По большому счёту, да, ничто человеческое ему не чуждо. Сериал, правда, идёт уже седьмой сезон, вышло более шестидесяти серий, и, конечно, есть риск в чём-то повториться. Мы стараемся от этого уйти — есть определённые задумки, возможно, скоро будет нечто, что в корне изменит этот проект. — По первому образованию вы инженер. Этот опыт пригодился вам в жизни, в профессии? — Я думаю, ничего в жизни не проходит зря: в любой ситуации приобретается определённый опыт — профессиональный, жизненный, человеческий. Техническое образование помогает мне, например, в режиссёрской и продюсерской деятельности, когда нужно построить стратегию и тактику какого-то дела, проекта. — Поскольку мы снова вернулись к теме режиссёрской профессии, вопрос: какие проблемы современного общества волнуют Андрея Соколова - режиссёра? Какие сюжеты вам интересны? — Периодически я приезжаю в ваш город — здесь живёт один мой товарищ. Что мне нравится у вас? Есть замечательные места, где тихо, спокойно. Например, место, где сегодня проходят съёмки. — Что-то кардинально новое в этом плане придумать сложно: не помню, кто сказал, что есть лишь 30 сюжетов, вокруг которых «крутится» весь театр и кинематограф. В эпицентре — человеческие страсти: любовь, ненависть, зависть, страх потерять любовь. Эти темы были, есть и будут. Другое дело, что время диктует новый формат, новый киноязык, появляются другие, более совершенные технологии. — Скажите, ваша популярность мешает вам жить? Вы много времени проводите в поездках: поездах, самолётах. Бывает, что не хочется общаться с людьми, которые вас узнают, но приходится? — Опять-таки это часть профессии. Я отношусь к своей популярности достаточно спокойно. Но иногда устаёшь настолько, что сил на разговоры с попутчиками совсем не остаётся — поэтому обычно стараюсь ездить со своими (актёрами. — Прим. автора). Помню случай: возвращался в Москву из Питера, день выдался очень тяжёлым, хотелось только одного: лечь и уснуть. В голове свербила мысль: ну кто же окажется попутчиком? Удастся ли отдохнуть? Тут дверь в купе открывается и заходит Джигарханян. В его глазах я читаю тот же вопрос: «Ну кто же?!» Увидев друг друга, мы с облегчением вздохнули, устроились на своих полках и спокойно заснули. — А в метро вы ездите? — Да, езжу. Обычно, если опаздываю куда-то, чтобы миновать пробки, спускаюсь в подземку. — Сейчас вы играете в одном из самых известных спектаклей театра «Ленком» «Полёт над гнездом кукушки». Ваши впечатления от роли? — Сложная, интересная роль, о которой можно было только мечтать. К сожалению, повод для моего появления в спектакле печальный — эту роль в театре много лет играл Александр Абдулов. Вообще я очень люблю сам роман (писателя Кена Кизи «Полёт над гнездом кукушки». — Прим. автора) — это очень сильная вещь. Ещё будучи студентом Щукинского училища, я ставил отрывки из этого романа. Фильм с Николсоном в главной роли — один из моих любимых. Как актёру, я могу себе пожелать побольше таких ролей. — Вы прекрасный актёр, пробовали себя в режиссуре. Собираетесь ли продолжить работу в качестве режиссёра? — Есть такие мысли. Намечается театральный проект, есть задумки и в кино. Теперь нужно выбрать сценарий. — О чём он будет? — (Улыбаясь) О любви. Елена ФИЛИППОВА Газета "Калининградка" (г. Королев Московской обл.) №118(17542 ) 24 октября 2009 года ООО "Издательский дом "Космос" ©2010 http://gazetakoroleva.ru/?number=2009118&&st=203

Мышка: Льдинка пишет: Намечается театральный проект, есть задумки и в кино. Теперь нужно выбрать сценарий. Браво Спасибо огромное, Льдинка

Маркоffка: Андрея Соколова приворожили На съемках семейной саги «Дом без выхода» Андрей Соколов отказался играть в эротической сцене, а Анна Банщикова беспокоилась о сыновьях. Главные героини картины Тина Вдовенко (Ирина Горячева) и Марьяна Азарова (Анна Банщикова) дружат со студенческих времен. Марьяна, девушка из богатой семьи, влюблена в красивого сокурсника Стаса Кириллова (Андрей Соколов), однако он женится на Тине. Спустя 17 лет уже замужняя Марьяна готова на все, чтобы отбить мужа у подруги. А тем временем на благополучие семьи Стаса и Тины Кирилловых покушается Виолетта (Анна Самохина), няня их детей – 15-летней Кати и 6-летнего Саши. Фильм снимается по роману популярного писателя Олега Роя. Но, как говорят, эта история была взята им из жизни. Актерские догонялки Съемки фильма проходят в красивом подмосковном особняке. Его поиски продолжались несколько месяцев. – Мы пересмотрели около двадцати домов в ближнем Подмосковье, – рассказывает продюсер фильма, актер Михаил Дорожкин (исполнитель роли водителя семьи Кирилловых. – Прим. «ЗН»). – Нам нужно было жилище, которое бы говорило о хорошем вкусе его хозяев, ведь наши герои Тина и Стас – архитекторы. В итоге мы взяли в аренду дом в деревне Ватутинки недалеко от Москвы. Он выстроен в классическом стиле, внутри много антиквариата. Члены съемочной группы передвигаются по особняку в бахилах, на диванах и креслах – чехлы. Такова просьба хозяев, которые внимательно следят за порядком и сохранностью вещей в доме. Снимается сцена семейного завтрака, который заканчивается скандалом. В семье Кирилловых в последнее время ссоры следуют одна за другой, а все потому, что в доме раздаются анонимные телефонные звонки. Когда «алло» говорит Тина, звонящий молчит или вешает трубку. Женщина подозревает мужа в измене. На столе в гостиной съедобный реквизит: колбаса, сыр, фрукты, печенье, джем. Андрей Соколов сидит за столом с задумчивым видом. На актере – светлый джемпер в ромбик, джинсы и войлочные тапочки. Дочь Катя (Наталья Варфоломеева) встает из-за стола: – Ну все, мне пора. Я уезжаю к Ритке на дачу, она устраивает вечеринку. – А кто тебя туда отпускает, ты у родителей разрешение спросила?! – тут же взрывается героиня Ирины Горячевой. – Я представляю, что там устроит эта Ритка! – Да что вы все ко мне пристали?! На дзюдо нельзя, к подруге в гости нельзя... Отстаньте от меня, я все равно поеду, – девочка убегает в слезах. – Послушай, не срывай зло на дочери... – начинает Соколов и вдруг понимает, что забыл текст. – Стоп! – раздается команда режиссера Феликса Герчикова («Пикап: съём без правил»). – Андрей, соберись, пожалуйста. Соколов, извиняясь, подсматривает в сценарий, лежащий у него на коленях. Через несколько минут сцена удалась. Как только раздается команда «Снято!», Андрей Соколов вдруг срывается с места и бежит вслед за Наташей Варфоломеевой, кричащей на весь дом: «Не догонишь! Не догонишь!» Оказывается, актеры не успели доиграть в догонялки... – Врешь – не уйдешь, – смеется Соколов, поймав девочку. – Дядя Андрей – очень добрый и веселый, – отдышавшись, рассказывает 12-летняя актриса. – Он все время смешит всех нас: то корчит рожицы, то рассказывает анекдоты. В общем, мы с ним сразу подружились. В 16.00 объявлен перерыв на обед. Соколов выбирает картофельное пюре с курицей – одно из предлагаемых в меню блюд – и отправляется перекусить в рабочий кабинет хозяина дома. Здесь же на кожаном диване дремлет Анна Самохина. Свидание в ванной – Профессия моего героя мне симпатична, – рассказывает Соколов после обеда. – Когда предложили сценарий, я вздохнул: «Еще одно кино!» Но уже скоро увлекся этой историей. Мне предлагают разные роли, но, как правило, все они с криминальной линией. Это же мелодрама в чистом виде – здесь нет погонь, перестрелок. Сейчас достаточно редко снимают подобные фильмы. Моему Стасу приходится столкнуться с женским коварством, ведь на его сердце претендуют сразу несколько женщин. А уж если женщины что-то задумали, противостоять этому невозможно... По сюжету Соколову и его экранной жене Ирине Горячевой предстояла эротическая сцена в ванной. Поначалу актер отказывался участвовать в ней, мотивируя это тем, что ему надоела слава секс-символа. – Потребовалось два дня на уговоры, – рассказывает продюсер фильма, актриса Ирина Климова. – Сейчас вообще актеры с осторожностью относятся к подобным съемкам, но в данном случае эта сцена вполне оправдана сюжетом. Между Стасом и Тиной недопонимание, отчуждение, поэтому муж решает устроить жене сюрприз – приглашает на романтический ужин... в ванной. Стас уже находится в воде по шею в пене, когда в комнате появляется Тина. – Неловкости я не ощущала, меня больше интересовал технический момент: как я попаду в эту ванну? – рассказывает Ирина Горячева. – Мы думали, как это лучше снять – естественно и в то же время красиво. Сами понимаете, что хотелось сделать это с первого дубля, чтобы не сушить потом одежду. В итоге все получилось как-то само собой. Андрей меня целует – и вот я уже оказываюсь в воде. Способ мести Анне Самохиной досталась роль отрицательной героини. Ее Виолетта устраивается в семью Кирилловых няней и старается рассорить супругов. – Моя героиня нетипична, – рассуждает Анна Самохина. – Во-первых, Виолетта старше жены Стаса и совсем не похожа на обычных красоток. Мой образ в картине лаконичен: строгая юбка чуть ниже колена, кардиганы неярких цветов, минимум макияжа, сдержанная манера поведения. Да и влюбляется Виолетта вовсе не в Стаса, а в шикарный дом, где живет его семья. Моя героиня – из бывшей номенклатуры, то есть в советские времена она занимала высокий пост, а после перестройки ей приходится работать няней, чтобы выжить. Поэтому Виолетта ненавидит нынешних богатых людей и завладеть домом Кирилловых – ее личный способ мести всем богачам. Первым делом Виолетта мастерски входит в доверие ко всем членам семьи. В этом сюжете есть интересные повороты. Сыграть яркую злодейку – мечта любой актрисы, и я не исключение. Если б это была обычная история, когда молоденькая прислуга соблазняет хозяина, я бы не согласилась в ней участвовать. Колдуй, баба Ближе к вечеру на площадку приезжает актриса Анна Банщикова. Девушка спешит в костюмерную, где уже подготовлен наряд ее героини – эффектное вечернее платье в пол жемчужно-серого цвета. Наряды для фильма предоставила казахский дизайнер Куралай. В следующей сцене главные герои соберутся в этом доме на вечеринку по случаю новоселья семьи Стаса. Пока ассистентка ищет накидку в тон платью Банщиковой, Анна деловито продевает нитку в иголку. На примерке выяснилось, что нужно подшить подкладку вечернего наряда, и актриса решает помочь костюмерше. В фильме Марьяна занимается магией. Анне еще только предстоят съемки магических ритуалов. – Моя героиня от нелегкой жизни увлекается колдовством, слава Богу, что у нее нет к этому способностей, – рассказывает Банщикова. – Сама я с большим интересом отношусь к гаданиям, предсказаниям, но по экстрасенсам не бегаю. А вот если мне на глаза попадется гороскоп, обязательно прочту его. Моя героиня пытается делать гадости другим, но, думаю, зрители только пожалеют ее. Она пытается отбить Стаса из зависти к подруге и делает приворот на него. Она, не думая о последствиях, в какой-то момент попросту заигрывается. Моя героиня последние деньги готова потратить на эффектные наряды – вечерние платья, меховые накидки, туфли на высоких каблуках. Я в жизни предпочитаю спортивный стиль, ведь я молодая мама. Пока на съемках, каждую свободную минуту думаю о своих сыновьях – 2-летнем Мише и 5-месячном Саше, сейчас с ними няня. Четырехсерийный фильм «Дом без выхода» выйдет на телеэкраны в будущем году. Марина КУЗНЕЦОВА,ООО «Теленеделя», Москва (специально для «ЗН»), фото «Фаворит-Медиа», Александра Эшкинина, НТВ http://zn.by/content/andreya-sokolova-privorozhili.html

ФанаткА-С: Маркоffка пишет: Четырехсерийный фильм «Дом без выхода» выйдет на телеэкраны в будущем году. Еще есть фильм, который будем ждать Приятно

Мышка: ФанаткА-С пишет: Еще есть фильм, который будем ждать Приятно Вот, Золотые слова !!!

Маркоffка: Это , похоже, та самая статья из "Теленедели". Где про эротическую сцену ? Играл себе человек, в перерывах бегал "в догонялки", анекдоты рассказывал...а тут ...мокро...холодно....из открытой двери дует... чужую тётку нужно эстетично в ванну затащить.... ну зачем ему это? Меня удивила фраза И.Климовой "Сейчас вообще актеры с осторожностью относятся к подобным съемкам" неужели ? Я помню время когда ЭТО было прямо какой-то особой доблестью... Прям неудобно было за некоторых мэтров...

Птица: Маркоffка пишет: ну зачем ему это? На работе человек! ...холодно, мокро, да! - сделать то надо...красиво, чтоб было...

Льдинка: "Всегда и во всем можно найти что-то хорошее!" Фото: Андрей КОПАЛОВ Елизавета БАКИЕВА — 16.12.2009 Сегодня секретом хорошего настроения с читателями «КП» делится известный актер театра и кино Андрей Соколов: - Когда я ехал в Новосибирск, у меня было предчувствие, что будет замечательный фестиваль, и я был этому рад. Затем, когда был мороз, я понимал, что в номере тепло, и от этой мысли мне становилось хорошо. Когда я ездил смотреть ваш город и на пресс-конференцию, я знал, что встречусь с замечательными людьми, и это тоже делало меня счастливым. Поэтому советую всем: не парьтесь по пустякам - всегда и во всем можно найти что-то хорошее. >>> Ссылка © ЗАО ИД <Комсомольская правда>, 2010.



полная версия страницы